Деятели культуры потребовали увольнения директора Соловецкого музея (Архангельская область)

Деятели науки и культуры, общественники и правозащитники, выступившие против передачи историко-культурных объектов Соловецкого музея в ведение РПЦ, потребовали увольнения с поста руководителя ФГУК «Соловецкий историко-архитектурный музей-заповедник» наместника Соловецкого монастыря , архимандрита Порфирия (Шутова), и назначить на этот пост человека, не связанного с монастырем. Об этом пишет портал Двинская земля .

Напомним, в настоящее время архимандрит Порфирий является одновременно и наместником монастыря, и директором музея. По информации источников портала, он уже подписал документы о передаче всем музейных объектов в ведение церкви. Представители культурных и научных кругов требуют признать подписание этих документов незаконными актами.

Также правозащитники требуют вынести на общественное обсуждение реализуемую администрацией Архангельской области федеральную программу развития инфраструктуры Соловецкого архипелага на 2011-2015 годы с общей суммой финансирования 11 млрд рублей (по другим данным от 15 до 20 миллиардов рублей). По их мнению, данная федеральная программа в нынешнем ее виде является спонсированием Соловецкого монастыря, что противоречит статье 14 Конституции России.

Напомним, общероссийская акция протеста против передачи историко-культурных объектов РПЦ прошла 19 декабря в нескольких городах страны. Деятели науки и культуры выразили острое беспокойство в связи с тем, что в результате непродуманных и неконституционных инициатив властей страна может потерять множество историко-культурных ценностей. Главная из этих инициатив — принятие без согласования со специалистами и обществом в целом (а точнее — невзирая на протест специалистов и общества) Федерального закона от 30.11.2010 № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». «Законопроект, наскоро и непрофессионально подготовленный Минэкономразвития при участии Московской патриархии, был принят для того, чтобы оправдать и сделать легитимным продолжающееся отчуждение объектов общенародного культурного достояния в пользу одной (!) религиозной организации. В результате «узаконенной» теперь практики отчуждения наиболее ценные историко-культурные памятники оказываются в руках собственника, заведомо неспособного обеспечить их сохранность для будущих поколений», — говорилось в пресс-релизе акции.

В Ульяновске незаконно взималась плата за справку в "09"

Прокуратура и суд пресекли незаконную практику взимания денег в сфере телекоммуникаций филиалом ОАО » ВолгаТелеком » в Ульяновске.

В июне 2010 года руководство филиала ОАО «ВолгаТелеком» в Ульяновске издало приказ «Об утверждении тарифов на услуги информационно-справочной службы». Согласно ему, если гражданин или представитель юридического лица не имел полных данных об адресе запрашиваемого им абонента, с него за справку взималась плата в размере 9 рублей. Кроме того, справка не давалась всем абонентам, звонившим с мобильных телефонов.

В ходе проверки, проведенной прокуратурой Ленинского района города выяснилось, что законодательством Российской Федерации не предусмотрена возмездность оказания такого вида услуг. «Каждый пользователь имеет право на получение бесплатных информационно-справочных услуг телефонной связи, — сообщили корреспонденту ИА REGNUM в прокуратуре Ульяновской области. — То есть, установление платы за предоставление сведений о номере телефона абонента местной телефонной связи, вне зависимости от того, являются ли эти данные полными или нет, незаконно».

В связи с этим прокурор Ленинского района внес на противоречащий положениям законодательства России приказ руководителя Ульяновского филиала ОАО «ВолгаТелеком» протест с требованием о его отмене. Однако никакой реакции со стороны руководства коммерческой структуры не последовало, протест выполнен не был, поэтому прокуратура обратилась в суд.

Суд признал действия ульяновского филиала ОАО «ВолгаТелеком» по установлению платы за услуги по выдаче справки о номере абонента сети местной телефонной связи незаконными и запретил ему производить начисление и взыскание с ульяновцев денежных средств за пользование указанными данными информационно-справочной службы. Решение суда вступит в законную силу в ближайшее время.

В Татарстане создается первый детский хоспис

Специальное медицинское учреждение будет открыто в целях создания соответствующих условий для детей с тяжелыми хроническими заболеваниями.

Подписание соглашения о сотрудничестве между Министерством здравоохранения РТ и Общественным благотворительным фондом помощи детям больным лейкемией РТ имени А. Вавиловой должно состояться 25 января, — передает официальное агентство «Татар-информ». Кроме обеспечения условий для сопровождения и улучшения качества жизни детей, одним из направлений работы хосписа станет оказание психологической помощи.

Система детских интернатов в России: синдром госпитализма и сенсорный голод

Фотография десятилетнего Ильи, тяжелобольного воспитанника детского дома-интерната №4 в Павловске (Санкт-Петербург), которую волонтеры, навещающие отказников в детских больницах, передали в СМИ, возбудила очередной скандал вокруг самого большого в России детдома для тяжелобольных детей. В ИА REGNUM фотография с сопроводительным письмом одной из мам, которая увидела ребенка в больнице, попала еще неделю назад. В письме было написано, что дети из Павловского детдома истощены и недоедают, волонтеры говорили, что и врачи из больницы «сразу могут сказать по истощенному и изможденному виду — это «павловский» ребенок, но они вам (журналистам — ИА REGNUM ) это не подтвердят — боятся». Ряд СМИ опубликовал фотографию ребенка и письмо, вызвав бурю в блогах и социальных сетях, где интернат сравнивали с фашистскими концлагерями.

Напомним, конфликт в ДДИ начал развиваться более года назад. Тогда волонтерским организациям «Перспективы», «Шаг навстречу» и «Подорожник» стало трудно взаимодействовать с директором ДДИ №4 Галиной Племянниковой (она работает в ДДИ около 4 лет, с прежним директором у волонтеров проблем не было — ИА REGNUM ), затягивались подписания договоров с волонтерами и руководством ДДИ. ИА REGNUM писал об этом минувшим летом в статье «Детский дом в вертикали власти: волонтеры больше не нужны?». Галина Племянникова в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM утверждала тогда, что «конфликта никакого нет», но обмолвилась, «волонтеры нужны, пока штат не укомплектован». Договоры с волонтерскими организациями в итоге были заключены, но с «большим скрипом».

Но объектом пристального внимания СМИ Павловский детдом-интернат стал осенью минувшего, 2010 года, когда воспитанники отделения реабилитации — молодые люди с помощью волонтера написали письмо Дмитрию Медведеву и Владимиру Лукину о том, что «их плохо кормят и заставляют тяжело работать за маленькую зарплату».

С тех пор было 80 различных проверок ДДИ, причем часть из них — прокурорские, приезжали представители Уполномоченного по правам человека в России, Племянникова получила выговор, но серьезных нарушений в режиме питания и занятости молодых людей выявлено не было, нарушения носили другой характер. И прежде всего, это переполненность детдома — при современных нормах в 300 детей там живут 500. Руководители волонтерских организаций предлагали комитету по социальной политике и руководству ДДИ не требующие лишних бюджетных затрат изменения в жизни старших детдомовцев — предоставления молодым людям большей самостоятельности, уважительного отношения к их мнению и решениям, диалога с ними. Этот документ был назван руководителем волонтерской организации «Подорожник» Андреем Домбровским «Дорожной картой», но договориться о внедрении ее принципов в ж
32bc
изнь детдома не удалось, а волонтеры «Подорожника» на территорию детдома не допускались.

Нынешний скандал, похоже, наиболее серьезный — в детдом во вторник, 25 января, приезжает уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов , русскую блогосферу уже обошла фотография истощенного ребенка, в ДДИ работает 81-я проверка.

Свой комментарий ситуации дал глава комитета по соцполитике правительства Санкт-Петербурга Александр Ржаненков : «Ребенок со снимка действительно в ноябре минувшего года наблюдался врачами детской городской больницы № 1, а 13 января был выписан в детский дом из стационара в удовлетворительном состоянии. Прежде всего, состояние объясняется серьезным диагнозом, а не крайним истощением от недоедания, как утверждают журналисты, не потрудившиеся взять комментарии у сведущих в этих вопросах специалистов. Дело в том, что интернаты системы соцзащиты оказывают таким детям доврачебную помощь и медико-социальный уход. В наших детских домах-интернатах, а их четыре, живут дети с очень тяжелыми и множественными заболеваниями, о существовании которых страшно подумать. Только в ДДИ-4 таких детей 170. При обострении заболеваний дети из детского дома направляются в больницы, где им оказывается медицинская помощь».

По мнению главврача городской детской больницы №1, где лежал Илья, Анатолия Кагана, «такие дети требуют соматического наблюдения и госпитализации в разные детские городские больницы системы здравоохранения, так как в дополнение к основным диагнозам имеют сопутствующие соматические заболевания (например, страдают непроходимостью пищи), и чаще всего выглядят истощенными».

Уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлане Агапитовой тоже показали медицинскую карточку Ильи, где указано количество тяжелейших диагнозов, а также самого мальчика. «Ребенок находится в ДДИ №4 в 7-й группе отделения «Милосердие» (второй корпус). Были «свидетельства», что Илья, за время пребывания в больнице, набрал 5 килограмм веса. Абсолютная чушь. Пролежав в больнице около 1,5 месяцев, ребенок потерял вес с 13 кг 700 грамм (при поступлении), до 12 кг 550 грамм (при выписке). Об этом так же есть записи в медицинской карте», — сообщили в пресс-службе Агапитовой.

Исполнительный директор общественной благотворительной организации «Перспективы» Мария Островская, не отрицая всех проблем общения с руководством интерната, признает: «В том, что ребенок на снимке так выглядит, кормление играет минимальную роль. У этих детей много недугов, в том числе, связанных с нарушением обмена веществ, требующих особой диеты. Но в системе не принято приглашать врачей-консультантов со стороны. Имеются свои, но были бы полезны консультации узких специалистов. К тому же виной состояния — сенсорная и эмоциональная депривация, сенсорный голод — ребенка практически не берут на руки, не разговаривают с ним, он целый день лежит в кровати. Такие дети часто срыгивают пищу. Речь идет о синдроме госпитализма, когда одинокий ребенок не растет, не развивается, худеет, даже если еды достаточно. На мой взгляд, составить объективную картину состояния нужна независимая экспертиза специалистов-врачей, не работающих в детдоме: психиатров, неврологов, терапевтов широкого профиля».

Татьяна Дорофеева, руководитель Кризисного центра благотворительного фонда «Родительский мост»: «Дети с тяжелыми нарушениями и с ДЦП многие выглядят так же, им просто не нарастить мышечную массу, внешний вид ребенка — это не следствие истощения, а следствие тяжелого заболевания. Нельзя говорить, что ребенка заморили голодом, это неграмотное восприятие волонтерами ситуации».

Еще одно свидетельство — волонтера общественной организации «Подорожник» Инны Боровских, она навещала ребенка в Павловске, пока волонтеров «Подорожника» еще туда пускали, а потом приезжала в больницу: «В 9 лет он уже был такой, но еще стоял в ходунках, а потом стал резко худеть. У него серьезные нарушения и ДЦП. Кормить Илью не тяжело — он всегда с аппетитом ел, но часто срыгивал, нельзя сказать, что в детском доме не давали еды, хотя в больнице он стал лучше выглядеть. Сейчас в этих группах детдома нет волонтеров, а таким детям очень нужно общение. В группе всегда есть нянечка, но детям надо больше тепла, внимания, заботы, человеческих отношений».

Позволю себе привести здесь еще один важный комментарий. Ирина Зинченко, программный директор некоммерческой организации, которая также помогает детям с тяжелыми нарушениями — АНО «Партнерство каждому ребенку» (принявшая эстафету на территории России от британской благотворительной компании «Эвричайлд» — ИА REGNUM ), комментирует ситуацию так: «Это понятно, что интернат не лучшее место для ребенка. Но такие дети чаще всего туда и попадают — нет системы поддержки семьи, когда рождается такой ребенок. А в учреждении, и это не его вина, а беда, нет возможностей сполна развивать потенциал таких детей. Надо пересмотреть ресурсы и дать настоящую поддержку семьям с детьми с нарушениями или создавать профессиональные принимающие семьи, которые бы работали на жесткой договорной основе. Что же касается волонтерского движения, то должен быть выработан этический кодекс волонтеров и четкие правила взаимодействия с учреждениями».

Кстати, в АНО «Партнерство каждому ребенку» успешно работает проект «Передышка», когда семья с тяжелым ребенком- инвалидом может оставить ребенка на некоторое время — от нескольких часов до месяца специально подготовленной принимающей семье, чтобы хотя бы элементарно отдохнуть. Платят за это благотворители, юридическая сторона вопроса также решена. Организация внедрила такую модель пока еще только в одном районе Санкт-Петербурга и не нашла существенной поддержки в комитете по социальной политике.

Думаем, комментариев, касающихся непосредственно размещенной в СМИ фотографии ребенка, достаточно. Ситуация с огромными российскими интернатами, где в одном комплексе зданий собраны сотни тяжелобольных детей или детей с тяжелыми нарушениями развития, требует немедленного рассмотрения и решения на федеральном уровне. Эти учреждения надо разукрупнять и поломать существующую систему, когда опекуном над подопечными является директор. Мария Островская считает, что это можно сделать достаточно быстро: «Государство должно позволить обществу принять участие в решении проблем таких детей, тем более, что у общества есть ресурсы и желание. Конечно, все это взаимодействие должно быть упорядочено и выработаны четкие правила. Прежде всего, надо забрать у директоров таких интернатных учреждений право и обязанность быть опекунами находящихся там подопечных. Не может быть опекуном один человек на 500 детей! Для этого надо создать при органах опеки некий общественно-экспертный совет, куда бы входили представители НКО, работающих в интернатах и независимые специалисты — врачи, педагоги, юристы. Этот общественно-экспертный орган находил бы детям индивидуальных опекунов. Это не требует изменения законодательства. И достойные люди, которые могли бы стать индивидуальными опекунами, найдутся — только у нас сейчас на три организации, работающие в Павловске, 100 волонтеров, готовых реально помогать детям, из них вполне можно было бы найти опекунов. Также надо, чтобы был некий общественно-экспертный орган, допустим, при уполномоченном по правам ребенка в регионе, который бы разрешал предоставление ребенку в интернате дополнительных социальных услуг со стороны НКО. Не директор должен это решать, потому что, у нас, к примеру, сложилась ситуация, что директор ДДИ относится к нам не как к единомышленникам, а как к конкурентам. Безусловно, все это надо делать под контролем государства и в правовом поле».

Напомним, в Государственной Думе разработан и передан в администрацию президента законопроект об общественном контроле в учреждениях, подобных ДДИ №4 в Павловске. Но он рассматривается слишком медленно. В Санкт-Петербурге тоже принято решение о разукрупнении огромного Павловского интерната, но не ранее, чем к 2015 году. Тогда вместо одного огромного учреждения должно появиться три. К слову сказать, очередь в такие учреждения, как взрослые, так и детские, увы, не иссякает. При этом в детских учреждениях не хватает персонала, особенно воспитателей, до сих пор дети лежат по кроватям — то, что это не «овощи», нуждающиеся лишь в еде и памперсах, а люди со своими эмоциями и чувствами, до системы интернатов-монстров доходит слишком медленно. И пока не будет принят ряд государственных решений по изменению существующего положения, как это было сделано, к слову сказать, более чем полвека назад в Швеции, «битва волонтеров», в которой нет победителей, не закончится.

Глава Минсельхоза РФ и губернатор Алтайского края подпишут соглашение о сохранении плодородия

Губернатор Алтайского края Александр Карлин и Министр сельского хозяйства России Елена Скрынник намерены сегодня, 24 января, подписать дополнительное соглашение по реализации мероприятий федеральной целевой программы (ФЦП) «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России» на ближайшие три года. Об этом ИА REGNUM сообщили в администрации Алтайского края.

В рамках этого соглашение на сохранение плодородия земель Алтайского края в ближайшие три года планируется направить 3 млрд. 378,96 млн. рублей. В том числе из федерального бюджета — 627,77 млн. рублей, краевого бюджета — 752,24 млн. рублей и внебюджетных источников — 1 млрд. 998,95 млн. рублей.

В администрации края пояснили, что более 1 млрд. рублей планируется направить на реконструкцию Больше-Черемшанской и Павловской оросительных систем. Предусмотрены затраты на проведение агрохимических, противопаводковых мероприятий, компенсацию части затрат на приобретение средств химизации и др. направления.

В рамках программных мероприятий, предусмотренных данным дополнительным соглашением, определено предотвращение от выбытия из сельскохозяйственного оборота сельскохозяйственных угодий на площади 50 тыс. га, введение в эксплуатацию мелиорируемых земель на 4,5 тыс. га. Будет проведено агрохимическое и эколого-токсикологическое обследование земель сельскохозяйственного назначения на площади 3 млн. 304 тыс. га. Планируется использование минеральных и органических удобрений, проведение обработок средствами защиты растений.

По информации Главного управления сельского хозяйства Алтайского края, в ходе реализации программных мероприятий ФЦП «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России на 2006-2010 годы» в 2010 году было освоено 1 млрд. 782,6 млн. рублей (100,6%), в том числе средства федерального бюджета 330,9 млн. руб., краевого — 174,4 млн. руб. и внебюджетных источников — 1 млрд. 277,1 млн. рублей.

В результате введен 7 пусковой комплекс 1 очереди строительства орошения в бассейне р. Бурлы (магистральный канал протяженностью 4,3 км, насосная станция №4 производительностью 10 тыс. м3/сек). Реконструировано мелиорируемых земель на площади 0,5 тыс. га, культуртехнические работы выполнены на 1 тыс. га. Проведено 75 тыс. гектаро-поливов.

Предотвращено от выбытия из сельскохозяйственного оборота сельскохозяйственных угодий на площади 50 тыс. га. Внесено 14 тыс. тонн (д.в.) минеральных удобрений, удобрено свыше 435 тыс. га. Объемы внесения органических удобрений составили 1 млн. 288 тыс. тонн. Средствами защиты растений обработано более 1,6 млн. гектаров посевов сельскохозяйственных культур.

Томской области выделены квоты на высокотехнологичное лечение

На начало года для жителей Томской области выделено 2 134 места (так называемые квоты) для получения высокотехнологичной помощи в федеральных медицинских учреждениях за счет средств федерального бюджета. Об этом ИА REGNUM сообщили в пресс-службе областной администрации.

Как поясняют в департаменте здравоохранения, это количество не окончательное: ежеквартально Минздравсоцразвития России вносит коррективы в соответствии с потребностью граждан в высокотехнологичной медицинской помощи.

«Ежегодно более 3 тысяч жителей Томской области получают дорогостоящее лечение, стоимость которого нередко превышает миллион рублей, в профильных медицинских учреждениях Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и других крупных центрах, — отмечает начальник департамента здравоохранения Ольга Кобякова. — Заявки на объемы высокотехнологичной медицинской помощи подают региональные власти. В результате работы с министерством из года в год объемы, выделенные для томичей, увеличиваются, и государственное задание перевыполняется».

В 2010 году, как сообщила Ольга Кобякова, плановое государственное задание было перевыполнено на 84%. Вместо выделенных 1 826 квот жители области получили лечение в 3 353 случаях.

В Алтайском крае будут судить криминального короля

Лидер уголовно-криминальной среды Алтайского края Нурахман Мамыров предстанет перед судом. Как сообщила ИА REGNUM старший помощник руководителя следственного управления Алтайского края по взаимодействию со СМИ Людмила Рязанцева, расследование уголовного дела в отношении Мамырова завершено. Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ (подстрекательство путем дачи устного распоряжения к совершению убийства).

По данным следствия, 57-летний Нурахман Мамыров является лидером уголовно-криминальной среды и занимает высшее место в преступной иерархии Алтайского края, чьи указания по существующим негласным правилам подлежат неукоснительному соблюдению лицами, занимающимися преступной деятельностью. В марте 2004 года он дал поручение одному из криминальных авторитетов города Алейска в совершении убийства освободившегося из мест лишения свободы так называемого «вора в законе». Исполнитель выполнил поручение Мамырова, сбросив жертву с моста через реку Алей.

По словам следователя по расследованию особо важных дел СУ СК по Алтайскому краю Максима Шишова, расследование этого преступления было сложным ввиду того, что было совершено несколько лет назад, доказательственная база строилась на свидетельских показаниях лиц, состоящих в уголовно-криминальной среде, что также осложняло расследование. Однако, слаженная работа правоохранительных органов позволила собрать важные доказательства и раскрыть это преступление.

Помогло раскрытию и досудебное соглашение следственных органов с исполнителем убийства. В Следственном отмечают, что сам Мамыров отказывался сотрудничать со следствием и не признал своей вины. Тем не менее, следствием собраны достаточные доказательства и уголовное дело направлено в суд для рассмотрения по существу.

Львов: Соборная Украина будет тогда, когда мы вернем себе все этнические земли

Украине в данный момент следует стремиться к тому, чтобы вернуть себе все этнические земли. Такое мнение высказали участники вече во Львове по случаю Дня соборности.

«Говоря сегодня о Соборности, мы в основном говорим о единении Востока и Запада, но это — не совсем так, потому что создатели акта соединения вкладывали в слово Соборность объединение всех украинских этнических земель в одном украинском государстве», — отметил в своем выступлении представитель БЮТ Ростислав Новоженец , подчеркнув, что в 1919 году территория Украины была на 60% больше, чем сегодня. «Мы потеряли Лемковщину, Надсянье, Холмщину, Подляшье, которое отошло к Польше, Берестейщину, Гомельщину, отошедшую Белоруссии, Стародубщину, Восточную Слобожанщину, наконец, Кубань, которая 28 мая 1918 объединилась с Украиной… Мы потеряли Приднестровье, Мараморощину, Южную Буковину, которая сегодня в Румынии. Поэтому у нас сегодня нет Соборности, но мы должны к этому стремиться», — цитирует политика Zaxid.net.

Мнение Ростислава Новоженца поддержал также присутствовавший на митинге лидер УНА-УНСО Юрий Шухевич (сын лидера УПА Романа Шухевича ), который в собственном выступлении сказал: «Правильно здесь было сказано: еще далеко не все этнические земли мы собрали вместе, тогда будет Соборность, когда мы соберем те украинские земли,которые еще есть за пределами Украины, но для того, чтобы это случилось, мы должны построить единство в наших сердцах «. Шухевич-младший отметил, что украинцам не нужно жаловаться на «вождей», а самим преодолеть гордыню в собственных сердцах, которая приводит к раздору. «Тогда действительно мы получим Соборность — пока от Ужгорода, Львова до Луганска, а дальше действительно на всех украинских землях», — резюмировал он.

Система детских интернатов в России: синдром госпитализма и сенсорный голод

Фотография десятилетнего Ильи, тяжелобольного воспитанника детского дома-интерната №4 в Павловске (Санкт-Петербург), которую волонтеры, навещающие отказников в детских больницах, передали в СМИ, возбудила очередной скандал вокруг самого большого в России детдома для тяжелобольных детей. В ИА REGNUM фотография с сопроводительным письмом одной из мам, которая увидела ребенка в больнице, попала еще неделю назад. В письме было написано, что дети из Павловского детдома истощены и недоедают, волонтеры говорили, что и врачи из больницы «сразу могут сказать по истощенному и изможденному виду — это «павловский» ребенок, но они вам (журналистам — ИА REGNUM ) это не подтвердят — боятся». Ряд СМИ опубликовал фотографию ребенка и письмо, вызвав бурю в блогах и социальных сетях, где интернат сравнивали с фашистскими концлагерями.

Напомним, конфликт в ДДИ начал развиваться более года назад. Тогда волонтерским организациям «Перспективы», «Шаг навстречу» и «Подорожник» стало трудно взаимодействовать с директором ДДИ №4 Галиной Племянниковой (она работает в ДДИ около 4 лет, с прежним директором у волонтеров проблем не было — ИА REGNUM ), затягивались подписания договоров с волонтерами и руководством ДДИ. ИА REGNUM писал об этом минувшим летом в статье «Детский дом в вертикали власти: волонтеры больше не нужны?». Галина Племянникова в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM утверждала тогда, что «конфликта никакого нет», но обмолвилась, «волонтеры нужны, пока штат не укомплектован». Договоры с волонтерскими организациями в итоге были заключены, но с «большим скрипом».

Но объектом пристального внимания СМИ Павловский детдом-интернат стал осенью минувшего, 2010 года, когда воспитанники отделения реабилитации — молодые люди с помощью волонтера написали письмо Дмитрию Медведеву и Владимиру Лукину о том, что «их плохо кормят и заставляют тяжело работать за маленькую зарплату».

С тех пор было 80 различных проверок ДДИ, причем часть из них — прокурорские, приезжали представители Уполномоченного по правам человека в России, Племянникова получила выговор, но серьезных нарушений в режиме питания и занятости молодых людей выявлено не было, нарушения носили другой характер. И прежде всего, это переполненность детдома — при современных нормах в 300 детей там живут 500. Руководители волонтерских организаций предлагали комитету по социальной политике и руководству ДДИ не требующие лишних бюджетных затрат изменения в жизни старших детдомовцев — предоставления молодым людям большей самостоятельности, уважительного отношения к их мнению и решениям, диалога с ними. Этот документ был назван руководителем волонтерской организации «Подорожник» Андреем Домбровским «Дорожной картой», но договориться о внедрении ее принципов в жиз
32ba
нь детдома не удалось, а волонтеры «Подорожника» на территорию детдома не допускались.

Нынешний скандал, похоже, наиболее серьезный — в детдом во вторник, 25 января, приезжает уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов , русскую блогосферу уже обошла фотография истощенного ребенка, в ДДИ работает 81-я проверка.

Свой комментарий ситуации дал глава комитета по соцполитике правительства Санкт-Петербурга Александр Ржаненков : «Ребенок со снимка действительно в ноябре минувшего года наблюдался врачами детской городской больницы № 1, а 13 января был выписан в детский дом из стационара в удовлетворительном состоянии. Прежде всего, состояние объясняется серьезным диагнозом, а не крайним истощением от недоедания, как утверждают журналисты, не потрудившиеся взять комментарии у сведущих в этих вопросах специалистов. Дело в том, что интернаты системы соцзащиты оказывают таким детям доврачебную помощь и медико-социальный уход. В наших детских домах-интернатах, а их четыре, живут дети с очень тяжелыми и множественными заболеваниями, о существовании которых страшно подумать. Только в ДДИ-4 таких детей 170. При обострении заболеваний дети из детского дома направляются в больницы, где им оказывается медицинская помощь».

По мнению главврача городской детской больницы №1, где лежал Илья, Анатолия Кагана, «такие дети требуют соматического наблюдения и госпитализации в разные детские городские больницы системы здравоохранения, так как в дополнение к основным диагнозам имеют сопутствующие соматические заболевания (например, страдают непроходимостью пищи), и чаще всего выглядят истощенными».

Уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлане Агапитовой тоже показали медицинскую карточку Ильи, где указано количество тяжелейших диагнозов, а также самого мальчика. «Ребенок находится в ДДИ №4 в 7-й группе отделения «Милосердие» (второй корпус). Были «свидетельства», что Илья, за время пребывания в больнице, набрал 5 килограмм веса. Абсолютная чушь. Пролежав в больнице около 1,5 месяцев, ребенок потерял вес с 13 кг 700 грамм (при поступлении), до 12 кг 550 грамм (при выписке). Об этом так же есть записи в медицинской карте», — сообщили в пресс-службе Агапитовой.

Исполнительный директор общественной благотворительной организации «Перспективы» Мария Островская, не отрицая всех проблем общения с руководством интерната, признает: «В том, что ребенок на снимке так выглядит, кормление играет минимальную роль. У этих детей много недугов, в том числе, связанных с нарушением обмена веществ, требующих особой диеты. Но в системе не принято приглашать врачей-консультантов со стороны. Имеются свои, но были бы полезны консультации узких специалистов. К тому же виной состояния — сенсорная и эмоциональная депривация, сенсорный голод — ребенка практически не берут на руки, не разговаривают с ним, он целый день лежит в кровати. Такие дети часто срыгивают пищу. Речь идет о синдроме госпитализма, когда одинокий ребенок не растет, не развивается, худеет, даже если еды достаточно. На мой взгляд, составить объективную картину состояния нужна независимая экспертиза специалистов-врачей, не работающих в детдоме: психиатров, неврологов, терапевтов широкого профиля».

Татьяна Дорофеева, руководитель Кризисного центра благотворительного фонда «Родительский мост»: «Дети с тяжелыми нарушениями и с ДЦП многие выглядят так же, им просто не нарастить мышечную массу, внешний вид ребенка — это не следствие истощения, а следствие тяжелого заболевания. Нельзя говорить, что ребенка заморили голодом, это неграмотное восприятие волонтерами ситуации».

Еще одно свидетельство — волонтера общественной организации «Подорожник» Инны Боровских, она навещала ребенка в Павловске, пока волонтеров «Подорожника» еще туда пускали, а потом приезжала в больницу: «В 9 лет он уже был такой, но еще стоял в ходунках, а потом стал резко худеть. У него серьезные нарушения и ДЦП. Кормить Илью не тяжело — он всегда с аппетитом ел, но часто срыгивал, нельзя сказать, что в детском доме не давали еды, хотя в больнице он стал лучше выглядеть. Сейчас в этих группах детдома нет волонтеров, а таким детям очень нужно общение. В группе всегда есть нянечка, но детям надо больше тепла, внимания, заботы, человеческих отношений».

Позволю себе привести здесь еще один важный комментарий. Ирина Зинченко, программный директор некоммерческой организации, которая также помогает детям с тяжелыми нарушениями — АНО «Партнерство каждому ребенку» (принявшая эстафету на территории России от британской благотворительной компании «Эвричайлд» — ИА REGNUM ), комментирует ситуацию так: «Это понятно, что интернат не лучшее место для ребенка. Но такие дети чаще всего туда и попадают — нет системы поддержки семьи, когда рождается такой ребенок. А в учреждении, и это не его вина, а беда, нет возможностей сполна развивать потенциал таких детей. Надо пересмотреть ресурсы и дать настоящую поддержку семьям с детьми с нарушениями или создавать профессиональные принимающие семьи, которые бы работали на жесткой договорной основе. Что же касается волонтерского движения, то должен быть выработан этический кодекс волонтеров и четкие правила взаимодействия с учреждениями».

Кстати, в АНО «Партнерство каждому ребенку» успешно работает проект «Передышка», когда семья с тяжелым ребенком- инвалидом может оставить ребенка на некоторое время — от нескольких часов до месяца специально подготовленной принимающей семье, чтобы хотя бы элементарно отдохнуть. Платят за это благотворители, юридическая сторона вопроса также решена. Организация внедрила такую модель пока еще только в одном районе Санкт-Петербурга и не нашла существенной поддержки в комитете по социальной политике.

Думаем, комментариев, касающихся непосредственно размещенной в СМИ фотографии ребенка, достаточно. Ситуация с огромными российскими интернатами, где в одном комплексе зданий собраны сотни тяжелобольных детей или детей с тяжелыми нарушениями развития, требует немедленного рассмотрения и решения на федеральном уровне. Эти учреждения надо разукрупнять и поломать существующую систему, когда опекуном над подопечными является директор. Мария Островская считает, что это можно сделать достаточно быстро: «Государство должно позволить обществу принять участие в решении проблем таких детей, тем более, что у общества есть ресурсы и желание. Конечно, все это взаимодействие должно быть упорядочено и выработаны четкие правила. Прежде всего, надо забрать у директоров таких интернатных учреждений право и обязанность быть опекунами находящихся там подопечных. Не может быть опекуном один человек на 500 детей! Для этого надо создать при органах опеки некий общественно-экспертный совет, куда бы входили представители НКО, работающих в интернатах и независимые специалисты — врачи, педагоги, юристы. Этот общественно-экспертный орган находил бы детям индивидуальных опекунов. Это не требует изменения законодательства. И достойные люди, которые могли бы стать индивидуальными опекунами, найдутся — только у нас сейчас на три организации, работающие в Павловске, 100 волонтеров, готовых реально помогать детям, из них вполне можно было бы найти опекунов. Также надо, чтобы был некий общественно-экспертный орган, допустим, при уполномоченном по правам ребенка в регионе, который бы разрешал предоставление ребенку в интернате дополнительных социальных услуг со стороны НКО. Не директор должен это решать, потому что, у нас, к примеру, сложилась ситуация, что директор ДДИ относится к нам не как к единомышленникам, а как к конкурентам. Безусловно, все это надо делать под контролем государства и в правовом поле».

Напомним, в Государственной Думе разработан и передан в администрацию президента законопроект об общественном контроле в учреждениях, подобных ДДИ №4 в Павловске. Но он рассматривается слишком медленно. В Санкт-Петербурге тоже принято решение о разукрупнении огромного Павловского интерната, но не ранее, чем к 2015 году. Тогда вместо одного огромного учреждения должно появиться три. К слову сказать, очередь в такие учреждения, как взрослые, так и детские, увы, не иссякает. При этом в детских учреждениях не хватает персонала, особенно воспитателей, до сих пор дети лежат по кроватям — то, что это не «овощи», нуждающиеся лишь в еде и памперсах, а люди со своими эмоциями и чувствами, до системы интернатов-монстров доходит слишком медленно. И пока не будет принят ряд государственных решений по изменению существующего положения, как это было сделано, к слову сказать, более чем полвека назад в Швеции, «битва волонтеров», в которой нет победителей, не закончится.

В челябинском селе Долгодеревенское построят ФОК

В Сосновском районе Челябинской области будет построен физкультурно-оздоровительный комплекс. ФОК будет возведен по совместному проекту Министерства спорта и туризма РФ и партии «Единая Россия» в районном центре — селе Долгодеревенское. Об этом 24 января сообщили корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе правительства Челябинской области.

Напомним, что ранее в Челябинской области уже было построено 5 ФОКов: в Снежинске, Троицке, Чебаркуле, Магнитогорске, а также в поселке Первомайский Коркинского муниципального района.